June 5th, 2007

Поле

У них есть средства, есть люди, но нет воли.

Зато трусости, продажности и политической импотенции в избытке. Честно признаться, я раньше сомневался по вопросу гражданского оружия, не мог окончательно определиться, но потом стал уверен - если государство не может защитить свой народ, то народ имеет право защитить себя сам. Оружие с древности было признаком свободного человека, хозяина самого себя, чья личность неприкосновенна. Без оружия ходили рабы, да прочие низы общества, плебеи. Их можно было убить, продать, купить. Они вещь, ничто. Если кто ещё не понял тонкости текущего момента, то лишний раз могу сообщить - нас держат за рабов, которые не имеют права восстать против хозяев и прочих паразитов, вот в чём проблема. Так было при Советах, так есть сейчас. Большевики в начале своей власти отбирали оружие у мирного населения, хранение оного могло довести человека до стенки… На столь глубоко и нежно любимом нами Кавказе человек с оружием считается полноценным. Оружие – это часть национального костюма, элемент культуры, который по сути является отражением всего архетипа нации. Для "гордых и независимых" существует высший закон – национальная традиция, какой бы плохой или хорошей она не была в наших глазах. Всё остальное второстепенно и если это основное противоречит национальной традиции, то отметается как несущественное и даже вредное. В этом сила, ибо если какой-либо закон противоречит интересам нации, то это уже не закон, а жалкая бумажка, написанная врагами и их прихлебателями. И ещё. Нам говорят, что есть отдельные представители, плохие люди, но нет плохих народов. Ложь. Мы воспринимаем народ в большей степени по его самым худшим представителям. Один бандит может опустить всю свою нацию на несколько ступеней ниже в глазах окружающих, а вот десяток приличных людей из той же нации вовсе не обязательно поднимут её обратно. Нас, русских, например, в большинстве своём считают ленивыми и пьяными. И никакие обратные примеры не смогут сломить этот вековой стереотип. Положительные есть, несомненно, но эта положительность в глазах иных народов либо не замечается, либо всегда стоит ниже положительности своих, сородичей. Так устроен мир и эти реалии надо учитывать. Главное, чтобы мы не гадили сами себе и верили сами в себя. Искали силы в себе и не рассчитывали на помощь со стороны, её не будет. Каждый за себя и если кто-то за кого-то, то это лишь временный политический или экономический интерес, что быстро проходит. Классической стала фраза о единственном союзнике русских – армии и флоте. Но даже и этого у нас сегодня нет. Армия в лучшем случае сохраняет нейтралитет, а милиция при этом лупит своих же, сородичей и собратьев. Что у нас остаётся? Практически очень мало. Фронт каждого – на его месте. Есть акции гражданского неповиновения, есть митинги и пикеты, есть народные сходы, решение которых власть теоретически обязана учитывать, но не делает этого. Намедни видел молодого цыгана, он полз по вагону и просил денег. Может симулянт или на самом деле с отнявшимися ногами, фиг знает, не суть. Рядом со мной двое русских, мужчина и женщина, протянули ему руку, подали. Бараны, научившиеся читать и писать, но растерявшие чувство национальной гордости и солидарности, если вы такие богатые, то помогите лучше соседке, русской бабушке, помогите многодетной русской матери, купите старику лекарство в аптеке. Так нет же, никогда не помогут, скорее удавятся. Нация жизнеспособна лишь тогда, когда каждый её представитель помогает в первую очередь своим. И это тоже далеко не новость. Мы начинаем помогать своим и выделяем своих из толпы только тогда, когда над нами нависает смертельная опасность. Недавно я просматривал фотографии с Русского Марша 2006 года. Была там серия и из Ставрополя. Может пятьдесят человек, может сто вышло, точно сказать не могу, но для такого города очень мало. Остальные остались дома или пошли праздно шататься. Но вот пришла беда, которая коснулась пока что некоторых. Тех, кто вчера не был на марше, кто утешал себя и остальных "дружбой народов", кто театрально закатывал глаза в разговорах о страшном "русском фашизме, поднимающем голову", пряча свою собственную голову в песок. А когда видел разгуливающих по городу обнаглевших пришельцев, считал, что хорошее к ним отношение вызовет ответную положительную реакцию. Ага, мечтать не вредно. Да, такие инциденты, как произошло в Ставрополе, страшны, они трагичны, ибо уносят жизни невинных. Но как ещё расшевелить обывателя? Как заставить понять его те очевидные вещи, которые я тут понаписал? Честно говоря, других выходов я не вижу. Хоть благодарность чичям объявляй. Договорился. Идеология, книжки, газетки… В массе своей они никому не нужны, ибо не касаются каждого. Не касаются до тех пор, пока этого каждого не поставят в интересную позу в интересном месте. Тогда сознание этого пресловутого каждого меняется кардинальным образом, но частенько бывает уже поздно… Да, историю творят не массы, а отдельные представители. Массы лишь покорно следуют за вожаками, в надежде получить лучшую жизнь. Но тем не менее. Любой, кто говорит, что он не толпа, что он редкая индивидуальность, что он уникальность и творение божЫе, может доказать это на практике, превратившись из барана с портфелем в человека думающего и действующего. Действующего не только ради себя, но и ради ближнего. А ближний – это не тот, кто просто оказался рядом на улице. Ближний – это человек, связанный с тобой родственно-национальными связями. Ибо других ближних нет и никогда не будет.
Поле

Актуальное расоведение

"Наших режут, и это плохо. Творческая интеллигенция и правозащитники молчат, и это понятно: они все – мрази. А что же простые люди? Кто-то готовится куда-то бежать из Ставрополя или из страны, а кто-то готовится наоборот – наступать. Перелома к лучшему не произойдёт никогда до тех пор, пока не произойдёт революции в сознании. То, что это рано или поздно случится, – в этом я не сомневаюсь не на секунду. А случиться должно вот что: нужно открыто заявить об особых свойствах переднеазиатской расы..." >>>