А.Белояр (beloyar) wrote,
А.Белояр
beloyar

Categories:

Сказка об Огромном Колдуне


Рядом с ночным лежбищем Анны всегда лежал информационный носитель, на целлюлозных пластинах которого были закодированы древние предания об Огромном Колдуне, создавшем мир и опекавшем одно из скотоводческих племен.

После многочисленных стычек этого племени с конкурентами Огромный Колдун каждый раз обращался к любимцам и требовал от них осуществить тотальный геноцид, то есть прервать жизненные циклы всех самцов, самок и детенышей побежденного племени. Порой Огромный Колдун так увлекался, что настоятельно рекомендовал даже уничтожить всех симбиотических травоядных, с которым жили истребляемые.

Анна читала эти истории и даже не задумывалась, как сочетается требование перманентного геноцида по отношению к побежденным с тем, что ей говорил пузатый самец, работающий в Жилище Огромного Колдуна. Этот самец в черном, лицо которого было покрыто густой шерстью, утверждал, что Огромный Колдун очень добр и желает счастья всем особям ее вида. И хотя попустительствует их постоянным ошибкам, возводя их в обыкновение, однако, зато потом всегда всех прощает. Но одновременно всегда всех наказывает!.. При этом, если с особью случается что-то плохое, она сама в этом виновата: грешила. А если хорошее, то это заслуга Огромного Колдуна, ибо добр и милосерден. Если же Колдун не помог какой-то самке избежать несчастья (например, уничтожения ее детеныша маленькими паразитами), значит, он просто не смог этого сделать: слишком уж эта самка была грешна. При этом Колдун был, как утверждалось, всесилен. Его декларируемая всесильность была столь велика, что Огромный Колдун умел даже возобновлять прервавшийся жизненный цикл особи! Правда, никогда этого не делал на практике: все знакомые Анны умирали безвозвратно, и Огромный Колдун никого еще не воскресил…

Весь этот набор противоречий и алогизмов не вызывал, однако, у Анны прогрессирующей шизофрении, поскольку ее мозг от них просто отмахивался, как от мух. Это было естественным предохранительным механизмом здорового организма, который соглашается, но не вникает, чтобы не поломаться.

Анна каждый седьмой день посещала Жилище Огромного Колдуна, поскольку так делали все окружающие, и стадный инстинкт заставлял самку делать то, что делают другие, в противном случае она бы начала переживать неприятные ощущения беспокойства, потерянности.

Жилищ Огромного Колдуна были тысячи, они строились во всех местах компактного проживания анниных соплеменников. Наличие огромного количества Жилищ Колдуна тоже было странным, поскольку официально считалось, что Огромный Колдун один, и, стало быть, может одновременного находится только в одном жилище. Правда, можно было предположить, что Огромный Колдун посещает все свои Жилища попеременно, но на входных отверстиях в Жилища не висели расписания его посещений, так что вероятность застать Колдуна в каждом конкретном из них была исчезающее мала, а значит, нужда в посещении Жилища практически отпадала – с тем же успехом можно было сидеть и у себя дома. Однако и на эту алогичность предпочитали закрывать глаза, либо объясняли ее другой нелогичностью: утверждалось, что хотя Огромный Колдун один, он одновременно живет в разных своих Жилищах. И даже более! Считалось, что Огромный Колдун каким-то чудесным образом присутствует не только во всех своих Жилищах одновременно, но и вообще везде.

Получалось новое противоречие: раз Огромный Колдун столь огромен, что присутствует везде во Вселенной, то зачем ему вообще нужны какие-то Жилища? Однако так далеко в своих рассуждениях особи обычно не заходили, поскольку рисковали нарваться на агрессивную реакцию Служителей Колдуна. Именно они работали в Жилищах Огромного Колдуна и за посредничество с Колдуном собирали с соплеменников Анны универсальные единицы всеобщего эквивалента.

Служители Огромного Колдуна ходили в искусственных шкурах черного цвета, а на груди носили изображение мучительного прекращения жизненного цикла. Да и в самом Жилище Огромного Колдуна многие изображения были так или иначе связаны с прекращением жизненного цикла. То там, то сям виднелись черепа со скрещенными костями, а также сценки пыток и умерщвлений. Считалось, что если одни особи прекращали жизнедеятельность других особей своего вида наиболее болезненным способом, умерщвленный становился особо интересен Огромному Колдуну. Огромный Колдун вообще отличался пристрастием к смерти и мучительству, хотя официально это всячески отрицалось.

Точнее Жилище Огромного Колдуна можно было бы назвать Домом Смерти, поскольку вся его система мифологии была посвящена не жизни, но смерти. Иначе и быть не могло! Так как на верхушке социальной иерархии по геометрическим причинам помещалось особей гораздо меньше, чем в основании пирамиды, для низкоранговых особей нужно было придумать некое утешение, чтобы заставить их немного потерпеть. Немного – это весь жизненный цикл. Зато потом, при условии хорошего поведения, то есть безропотного терпения, им гарантировались вечные и исключительно приятные раздражители. Если же поведение низкоранговых угрожало иерархии, им обещались не только краткосрочные неприятные ощущения во время жизненного цикла, но и вечные неприятные раздражители после его завершения.

Самым страшным для всех сложноорганизованных живых систем были неприятные раздражители. А самым любимым – приятные раздражители. Все особи всех видов всю свою жизнь только и делали, что стремились уползти от неприятных раздражителей и прикоснуться к приятным. Не была исключением и Анна.

***

Если бы кто-то сказал ей, что другие животные могут испытывать те чувства, которые Анна почитала «высокими», она никогда в подобное не поверила бы, ибо была убеждена, что способность переживать эмоции вложил в особей ее вида Огромный Колдун, сотворивший по своей прихоти не только всю Вселенную, но и самое Анну, да вдобавок поделившийся с самочкой небольшой частью своей эмоциональной сферы. Анна парадоксальным образом полагала, что ее эмоциональная сфера – это живой кусочек Огромного Колдуна, и после прекращения ее жизнедеятельности этот кусочек каким-то образом сохранится и улетит обратно к Огромному Колдуну. А все прочие виды живых существ подобного кусочка были лишены…

Вронский тоже верил в Огромного Колдуна, но его вера жила где-то на задворках сознания, потому что он был самцом, а самцы его вида были гораздо менее эмоциональными и сопереживающими, нежели самки, они хуже чувствовали настроения соплеменников, детенышей и животных, в то время как самкам считывание чужих эмоциональных состояний давалось на удивление легко.

***

Как и большинство подчиненных ему субдоминантных особей государь носил на грудной клетке между редуцированными молочными железами символическое изображение мучительного прерывания жизнедеятельности, потому что верил в существование Огромного Колдуна, и более того – всерьез полагал, что он является доминантом своей стаи только и исключительно по воле Огромного Колдуна, которому было зачем-то надо, чтобы именно этот ожиревший самец стал вожаком…

***

Огромный Колдун воображался ему самцом большого размера, укутанным в старомодную искусственную шкуру, каких сейчас уже не носили, и с черепной коробкой густо заросшей шерстью. Однако мысль о том, теряет ли Огромный Колдун с возрастом шерсть на голове, государя почему-то никогда не посещала. И уж конечно, он не задумывался о том, почему представляет Огромного Колдуна именно самцом, то есть носителем тех небольших отростков на теле, с помощью которых самцы обычно впрыскивали самкам белковый раствор, содержащий программу построения зародыша. Так же, как и Анна, государь знал, что Огромный Колдун принципиально одинок и, стало быть, ему некому впрыскивать водно-белковый раствор с программой, и, соответственно, эти отростки ему без надобности. Равно, как не нужны ему были и нижние конечности, поскольку Огромный Колдун не ходил по поверхности планеты, а был настолько чудесен, что одновременно находился во всех своих Жилищах и даже вне их. При таком образе жизни нижние конечности ему были явно не нужны. Равно как и всё остальное вместе с шерстью на голове… Никто из соплеменников вожака – даже Главный служитель Огромного Колдуна – не знал, чем питается Огромный Колдун. Государь подозревал, что Огромный Колдун каким-то образом вообще обходится без пищевой протоплазмы, и потому ни ротовая полость, ни выделительная система ему не нужны.

Источник: А.П.Никонов "Анна Каренина, самка", фрагмент.
Tags: Наша библиотека, Религия, Цитаты, Юмор
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments